А Б В Г Д Е З И К Л М Н П Р С Т У Ф Х Ч Ш  
Руссков ВладимирРогаль НиколайРумянцев ГеннадийРусскова ВикторияРыбин ВалентинРыбочкин Анатолий

Русскова Виктория

Русскова В.

РУССКОВА Виктория Владимировна

Родилась 15 июня 1964 г. в Хабаровске. Училась на инфаке Хабаровского педагогического института. Работала корректором, секретарем, звукооператором в радиокомитете, журналистом. Стихи начала писать лет в пятнадцать. В 1998 г. в журнале «Дальний Восток» была опубликована первая подборка стихов. В 2002 г. вышла книжка стихов «Время снов».

Член Союза писателей России. Живет в Хабаровске.

ПИСЬМО ДРУГУ

Стучаться в запертую дверь —
Пустое дело, труд напрасный,
Припомни мудрых и бесстрастных:
Не бойся, не проси, не верь.

Ты на людей опять сердит,
Себя забыл, не помнишь Бога,
Прости, но выглядят убого
Картонный меч и ржавый щит.

Мутна от времени река.
Резвится в ней акулья стая,
В клочки, в ошмётки разрывая
И мудрого, и дурака.

Пусть мир жесток, пусть мир — злодей.
Не стой сироткой у порога,
Что можно попросить у Бога,
Не жди, не требуй от людей.

Во гневе Вечный Пастырь груб,
Зато в любви не мелочится
И никогда не ополчится
На тех, кто грешен, слаб и глуп.

Из предпоследних, тихих сил,
Во имя пламени святого,
Тебя я заклинаю снова:
Верь, но не бойся, не проси.

* * *

Будет день, будут радости,
Будет солнце и медь,
По утраченным праздникам
Вряд ли стоит скорбеть.
Пусть опустится колокол,
Словно в сказке, на дно,
В тихом омуте оловом
Тускло светит пятно.
Кружат черти мордастые
И вздремнуть не дают,
Но для вечного счастия
Хватит пары минут.

* * *

Сама себе ставлю за здравие свечки,
Сама я себе покупаю колечки.
Колечко на радость, колечко на скуку,
На правую руку, на левую руку,
На счастье, на радость, на чистую совесть,
На долгий роман и короткую повесть,
На утренний снег и ночную тревогу,
На жизнь мою — странную, злую дорогу,
Где длинные степи и страшные волки,
Досужие сплетни, досужие толки,
Чужие глаза вместо самых любимых,
И мыслей неясных полет голубиный…

ПЕСНЯ НЕУДАЧНИКА

Я всё пытаюсь высказать, а высказать-то нечего,
А если даже есть чего, то всё не знаю как,
И жизнь моя, товарищи, капризнейшая женщина,
Обидится, нахмурится, такой вот кавардак.

Вокруг летают стаями вороны черноглазые
И норовят удачнее схватить чужой кусок,
Они такие умные — пронырные, пролазые…
Ах, жизнь моя бездарная, ах, драный мой носок.

* * *

Проспите ночь с бедой любой,
И утром цвет она изменит,
А ведь была большой такой -
Ничем, казалось, не измерить.

Наутро ливень замолчит,
Подсохнут слёзы, с солнцем споря,
Свернувшись на подушке, спит
Ручное, комнатное горе.

* * *

Я знать не хочу, что уже ничего не случится,
Я верить не буду, что грустный удел мой таков:
Бездомной собакой заглядывать в скучные лица
И ждать то весны, то рассвета, то чьих-то шагов.

Недоброе что-то случилось, наверно, со мною,
Застыну устало у ночи на самом краю,
И ангел надежды прохладной и нежной рукою
Легонько погладит мятежную душу мою…

И ветер забьётся в тяжелых и сумрачных кронах,
И влажные звёзды в глазах отразятся моих.
Весенней травою, невинным росточком зелёным
Пробьётся сквозь сердце ещё не написанный стих.

ПАМЯТИ ОТЦА

Устал, уснул, живое бренно,
Ты скинул, как чужой камзол,
И тело — лучшее из плена,
И мысли — лучшее из зол.

Да, смерть — великий крестоносец,
Что отсекает, не скупясь,
Презрев призваний и пророчеств,
Времен и душ живую связь.

Под ветром ледяным и светлым
День без начала и конца,
Заносит снегом, словно пеплом,
Осиротевшие сердца.

И в серый миг перед рассветом,
Ведь не было все это зря,
Твой голос слышен в небе этом
В последнем свете декабря.

МОЛИТВА

Боже святый, возлюбленный мой,
Средоточие воли и света,
Дай найти мне приют и покой
В благодатной мороке поэта.

Чтоб писать, как любить и дышать,
Просто жить, как деревья и звери,
Ни слепой, ни заумной не стать,
Не уйти в темноту и безверье.

Чтобы пена житейских невзгод
Не забрызгала замысел ясный,
Чтобы день был бы длинным как год,
Не пустым, не скупым, не напрасным.

Слов жемчужин нанизывать нить,
Ремеслом стихотворным владея,
Строгий ямб невзначай изменить
На беспечную легкость хорея.

Чтоб в сумятице радостных рифм,
В карусельном словесном движенье,
Обрести свой — единственный — ритм
Сопричастья, добра и сужденья.