А Б В Г Д Е З И К Л М Н П Р С Т У Ф Х Ч Ш  
Кимонко ДжансиКлипель ВладимирКононов ВикторКоренев ВладимирКузьмин ГеоргийКулыгин ПётрКучеренко СергейКялундзюга ВалентинаКомаров ПётрКабушкин НиколайКазакевич ЭммануилКазакова РиммаКовалёв ЮрийКозлов ГеннадийКомар ИринаКопалыгин БорисКостенко ИринаКостюк НатальяКохан Евгений

Ковалёв Юрий

Ковалёв Ю.

КОВАЛЕВ Юрий Иванович

Родился 20 февраля 1955г. в г. Почепе Брянской области. Учился в Ленинградском высшем военном училище военных сообщений им. М.В. Фрунзе. Писал стихи с курсантских лет. В молодежной газете «Смена» в 1976 г. они были впервые опубликованы. Первый поэтический сборник «Рукопожатие» был выпущен в 1982 г. 

Участвовал во всероссийских, зональных, краевых семинарах молодых литераторов, автор сборников стихов «Душа подобна камертону», «Холода приходят с Востока».

Член Союза писателей России. Живет в Хабаровске.

КУРСАНТСКИЕ СТИХИ

Не вычеркнуть, не позабыть
Курсантский строй, армейский быт,
Определённые судьбой мне:
Сигнал побудки по утрам,
Все снегопады и ветра,
И юность, как патрон — в обойме…

Ах, как мы спали, как мы спали,
Бессильно руки бросив вниз!
Как будто впрямь в боях устали,
Как будто вправду были в них!

Ещё пока что не мужчины,
Уже не мальчики почти…
Творили первые морщины
На лбах неясные пути.

В армейской форме так любимы,
Армейской выправкой горды,
Армейским бытом так ранимы,
Но, слава богу, не худы!

Потрясены командой бравой,
Мы застывали на плацу —
И яркий отблеск бранной славы
Гулял по каждому лицу!

Нас жизнь к себе манила властно:
Нежнее девичьей руки,
Касалась бритвой безопасной
Округлой ямочки щеки.

Мы представляли жизнь атакой —
На ложь, на подлость и на рать.
Мы были молоды, однако
Уже учились умирать.

Ещё нам снился дом упрямо,
Уже грустили мы о нём.
И вдруг срывалось чьё-то:
 — Мама! —
В ответ на грозное: — Подъём!…

НА РЫНКЕ

Жми на клавиши, слепой,
В этом скверике убогом
Мы — посредники с тобой
Между Музыкой и Богом.

Согревает твой огонь
Всех вокруг, а это значит,
Что не зря душа-гармонь
На ветру поёт и плачет.

Я вот тоже — слаб и слеп,
Не привык к успехам скорым.
Зарабатываю хлеб
Никому не нужным вздором.

Мы ведь оба — старики,
И действительно похожи,
Подбираем медяки
Снисходительных прохожих.

* * *

Слезами тебя окроплю…
На клумбе, заросшей травою,
Я белую розу люблю.
Я бедную душу неволю.

Клонилась от ветра, ждала,
Потом — навсегда позабыла…
Стремительно ты отцвела.
Мучительно ты отлюбила.

Мороз лепестки опалил,
Но ты несравненна, и всё же 
Нарядные сестры твои
Стройнее тебя и моложе.

Я плакал, а может — кричал,
Такая тоска одолела!
На клумбе моей, как свеча,

ПРОЩАНИЕ

Вещи уложены, связаны.
В комнате свет не горит…
 — Вы мне ничем не обязаны, —
тихо она говорит.

То улыбнётся растерянно,
То поглядит на него…
Прибрано всё и расстелено,
да не понять — для кого.

Города шум несмолкающий.
Гаснущий свет из окна…
Он не поверил пока ещё,
что не вернётся она.

Господи, всё уже брошено!
Прыгает чашка в руках…
Вспомнить бы что-то хорошее,
да не выходит никак.

Всё уже, видимо, сказано
и пережито сполна…
 — Я вам ничем не обязана,
шепчет и шепчет она…

* * *

Сквознячок одиночества
Двери мои приоткрыл.
Было зябко душе,
А на улице — подло и сыро…
Он возник будто сон,
Или трепет неведомых крыл,
Или просто озноб,
Оттого, что остыла квартира.
Я бы проклял тебя —
Только этого делать нельзя!
Я бы все позабыл —
Только так, извини, не бывает…
Посторонние люди
В мои записались друзья…
Нелюбимые женщины
Двери мои открывают…
Сквознячок одиночества
Душу ожёг холодком…
Есть друзья у меня —
Я ему до поры не поверю.
Есть любовь у меня —
Я ведь с нею почти не знаком…
Кто же плачет и бьётся
В мои незакрытые двери?

ХАБАРОВСКУ

Я люблю этот город.
На тысячи лет 
породнившись с рекой, тополями, травой,
он разлапистым тигром ступал по земле,
и смыкалась тайга над его головой.
И когда заполошно горели леса,
и казалось, что все покорились беде,
то, быть может, не звери и птицы —
он сам,
задыхаясь от дыма, бросался к воде.

Я люблю этот город.
Он тем и хорош,
что в каком бы раю ни блаженствовал ты,
но к нему прилетишь,
прибежишь,
приползёшь,
чтобы снова влюбиться в родные черты.
Я люблю этот город и в дождь, и в пургу,
и в чужие края убежав от забот,
я, наверное, жить без него не смогу,
да и он без меня будет вовсе не тот…