А Б В Г Д Е З И К Л М Н П Р С Т У Ф Х Ч Ш  
Вальдю АлексейВахов АнатолийВассерман Любовь

Вассерман Любовь

Вассерман Л.

ВАССЕРМАН Любовь Шамовна

Родилась в 1907 г. в местечке Словатич в Польше. В 1924 г. эмигрировала в Палестину. Начала печататься в прогрессивных газетах и журналах Польши, США, Палестины, издала первую книгу стихов «Вечера» на идише. В конце 20-х была арестована британскими коллониальными властями за участие в антибританских выступлениях. После освобождения в 1932 г. переехала в Биробиджан. Печатала стихи, очерки и рассказы в областных газетах и коллективных сборниках. Была репрессирована и 1949- 1956 гг провела в сибирских лагерях. После освобождения вернулась в Биробиджан, работала на областном радио и в газете «Биробиджанер штерн».

Умерла в 1975 году в Молдави.

В ПУТИ

Несётся поезд вдаль, борясь с ночною тьмой.
Звезда уже горит рассветным перламутром.
Летит состав туда, где новый город мой,
Где в сопках над тайгой широко всходит утро.
И всё прозрачней высь, путь краше и ясней.
Мелькает ширь степей, байкальские тоннели…
Встаёт моя страна в сплошной голубизне,
И струи мчит Амур у пограничных елей.
Среди зелёных рощ, среди долин и гор
Стремглав летит состав… И за оконным светом
В последний раз моих воспоминаний скорбь
Всплывает, как туман, дробясь в лучах рассвета.
В пути ещё, минуя
Речной изгиб у Вятки,
Я вспомнила внезапно
Мрак нашей жалкой хатки.
И с ней местечко в Польше —
Как ветхое кладбище.
Я провела в нём детство
Без крова и без пищи.
Кляня и кровь погромов,
И чёрные руины,
Оттуда я бежала
Под небо Палестины.
Но здесь всё тот же голод
Грозил своим оскалом.
И воспалённым взором
Я жадно путь искала.
С толпою демонстрантов —
Тот путь мой был суровым.
Тюрьма глухая стала
Моим невольным кровом.
Но дух мой не был сломлен —
И снова я бежала…
Теперь передо мною —
Огни Биробиджана.
Приводит путь мой к счастью —
С трудом и звонким пеньем.
И юность расцветает
Вторым моим цветеньем.
В раскрытое окно кропят росой кусты
И свежестью ветвей, расставшихся с дремотой.
Как дни мои опять, пройдя сквозь ночь, листы
Горят, озарены рассветной позолотой.
За маревом тайги и голубых дымов
Уже несет Бира течение сквозное.
Над нею город мой растёт грядой домов,
И солнце льёт лучи сверкающего зноя.

СЫНУ

Люблю тебя кормить я утром, мальчик мой!..
Ещё в твоих глазах — лишь первый отблеск света,
Но сна уж нет — и кровь поёт во мне самой,
Приливом свежих сил и нежностью согрета.

И реет тишина — прозрачна и легка,
Когда склонюсь к тебе я в трепете счастливом,
И алый ротик твой, как лепесток цветка,
Опять к моей груди приникнет торопливо.

Мне так легко с тобой, привольно и светло,
Дыхание твоё — сочнее винограда.
Твой взгляд — как песня для меня, твоё тепло
Во мне — как вешний сок, животворящ и сладок!..

Когда впервые ты меня познал, любя, —
Зажглись твои глаза, чтоб никогда не гаснуть.
И в первый раз тогда, взяв на руки тебя,
Увидела я мир в твоей улыбке ясной.

СНЕГ

Все бело в этом мире.
Даже звёздыбелы.
Ухожу из квартиры
В тихий сумрак Биры.

Звёзды падают с неба
И не тают в руке,
Словно искорки снега
На янтарной реке.

Замечтавшись о чём-то,
Что вздыхаешь, поэт?
Может, вспомнил девчонку
Восемнадцати лет?

Может, глаз её тайна
В некий час у реки
Подсказала случайно
Две земные строки?

Впрочем, я тебя старше,
Да и жизнь посложней.
Не одни только марши
И симфонии в ней.

Но за каждой бедою,
За любой из потерь
Видеть жизнь молодою —
Суть лишь в этом, поверь.

Не снежинки, а камни?
Снегопад молчалив?
Тронь снежинку губами —
И услышишь мотив.

Будет музыка литься
С высоты на Биру
И высвечивать лица,
Приобщая к добру…

* * *

Снегопаденье, как акаций цвет,
Охватывает все деревья разом,
И свежим ароматом будит разум,
И прибавляет жизни десять лет.
И небо после снега голубей.
Он пал на землю и ещё не стаял.
Он радостен, как трепетная стая
Взлетевших в поднебесье голубей.
Так неужели ж ты ему не рад?
Забудь свои заботы и печали.
Идём со мной. И пусть нас закачает
В ладонях улиц первый снегопад.

* * *

Становится сердце нежней
И тает, как снег у дороги.
Стряхну, как усталость, под ноги
Всю боль молчаливых ночей.

Все горькие ветры долой,
Морозов крутых не желаю,
И я, как река, оживаю.
И птицы стремятся домой.

Играет заря серебром,
И снега почти не осталось.
Весна постучалась в мой дом
И в сердце моё постучалась.